От сибирского барокко к сталинским портретам времени

В Иркутске более 600 объектов культурного наследия: кружевные деревянные дома, купеческие усадьбы и величественные церкви. В облике иркутских зданий сплелись разные стили: классицизм, сибирское барокко, модерн, эклектика. К каменным домам центральной части города приложил руку знаменитый итальянский архитектор Джакомо Кваренги, а деревянное зодчество Иркутска привлекает туристов со всего мира. За что можно любить архитектуру родного города, в чем ее уникальность и почему важно восстанавливать исторические здания? Об этом журналист IRK.ru поговорил с иркутскими архитекторами и художниками.
Архитектурные тренды
Алексей Чертилов, архитектор, доцент ИРНИТУ: «Сибиряки всегда отличались находчивостью!»
Иркутск наряду с Томском и Вологдой входит в большую тройку деревянных столиц России. Но, в отличие от других, наш город единственный в стране сохранил не просто фрагменты, а большие комплексы деревянной застройки. Иркутск — лидер и по количеству таких сооружений, и по разнообразию стилистики. Томск известен поздним деревянным зодчеством. У нас же самое старое здание, пусть и по неподтвержденным данным, датируется концом 18 века. Это Дом Шубиных (Лапина, 23), первый владелец которого неизвестен. Таких старинных зданий, к сожалению, становится все меньше.
Одна из уникальных особенностей иркутской жилой деревянной застройки — дома на подклетах. Согласно строительном уставу 19 века мещанам запрещалось строить дома в два этажа. Двухэтажные здания могли построить только богатые, но строить выше и им было нельзя. Потом строительный устав заменили и обычным гражданам разрешили строить двухэтажные жилища, но не более того. Сибиряки всегда отличались находчивостью! Чтобы расширить жилплощадь, нижние окна домов с улицы были либо полностью в приямках, либо частично скрыты под землей, а во дворе устраивался еще мансардный этаж. Я застал один совершенно удивительный дом середины 19 века в переулке Волконского: у него был подклет, два полноценных этажа со двора и еще пониженный жилой чердак. Так что дом был практически четырехэтажным. Такого нет ни в одном городе, это иркутская «фишка»!

Для иркутской архитектуры характерна тема сибирского барокко. Сначала этот стиль появился в церквях, причем не только во внешнем оформлении, но и в иконостасах. Иркутские барочные храмы отличаются от аналогичных сооружений Западной Сибири и Забайкалья. Эта тема пришла из Европы. Я был в Австрии и Польше, удивился, как местные барочные иконостасы похожи на наши, иркутские. Немаловажно и то, что Иркутск был одной из ключевых точек Чайного пути и сибирские купцы, торговавшие с Китаем, привносили в облик города восточную декоративность.
Из церквей барокко перешло на фасады жилых деревянных домов. К концу 19 века в архитектуре заканчивалась эпоха образцовых фасадов неоклассицизма, которому присущ лаконизм деталей, простота. После изменения в строительном уставе собственникам домов не запрещалось оформлять их по своему усмотрению. Так, при восстановлении центральной части Иркутска после большого пожара 1879 года в городской архитектуре появилась барочная тема. Причем иркутские мастера творили чудеса! Например, в Чите и Улан-Удэ также есть подобные наличники, но такого разнообразия и приемов, как в Иркутске, нет. Барочные элементы есть и в каменном исполнении, например, фасад здания по улице Грязнова, 1 оформлен деталями в таком стиле.
Все знают, что Иркутск начинался с острога, кто-то — где именно он был. Но как он выглядел, неизвестно. А ведь это истоки визуального облика города. Острог – объект археологического наследия, последние стены разобрали еще в конце 18 века. Эта территория может стать музейной. Сохранилось второе каменное здание Иркутска, встроенного в свое время в крепостную стену – Спасская церковь. В 2010 году при раскопках вдоль северного фасада этого храма обнаружили остатки острожного тына.
Это, пожалуй, единственный острог в Зауралье, информации о котором очень мало. Хотя после переноса столицы в Иркутск он был главным в Сибири. Нет изображений, архивные материалы очень бедны. Иркутские исследователи сделали графическую реконструкцию последнего по времени этого оборонительного сооружения – кремля, современные технологии позволяют сделать голографическую копию. И в сумерках, в темное время суток можно демонстрировать световую иллюзию того, каким мог быть острог, а позже — кремль. Плюс – создать музейный историко-археологический комплекс. Учитывая сегодняшние туристические амбиции Иркутска, это было бы совсем не лишним.
Сергей Демков, член Союза архитекторов России: «Жить без модернизации — это не путь Иркутска»
Гости города, в том числе и архитекторы, часто подмечают, что Иркутск — город контрастный. У него как будто две стороны: есть современная часть, а есть другая — деревянная, каменная, старинная, душевная. За это сочетание стилей мы и любим Иркутск. Я много где был и могу резюмировать: Иркутск — лучший город на Земле. Друзья иногда крутят пальцем у виска, но это моя уверенная позиция.

Наше деревянное зодчество — это тот пласт архитектуры, которому бы позавидовал любой приличный город. Однако дерево - материал не вечный, он требует восстановления, специальной обработки. Радует, что в Иркутске стали появляться достаточно хорошо отреставрированные объекты. Тут на помощь сохранению истории приходит технический прогресс: при реставрации применяются станки ЧПУ — автоматизированная роботизированная техника.
Архитектуру своего города надо любить и изучать. А сносить старые строения без сохранения истории — это не иркутский путь. Мне нравится иркутский дореволюционный модерн и иркутский конструктивизм - отголосок мощного направления, заявленного в советское время. Но многие из этих зданий сейчас не в лучшем состоянии, требуют реставрации. Например, «открыточное здание», символ Иркутска и пример модерна — Русско-Азиатский банк. Или гостиница «Сибирь» — памятник эпохи конструктивизма, пусть и не совсем чистого. В 1995 году там произошел крупный пожар, уничтоживший одно крыло. Думаю, было бы хорошо, если б появился инвестор и взялся за реконструкцию (один архитектор решить судьбу здания не может).
Многим иркутянам знакома архитектура Владимира Павлова — советский модернизм (не путать с модерном!). Здание вычислительного центра Госбанка на Степана Разина, жилые дома по ул.Российской, Дом культуры профсоюзов, «Дом-корабль» в Солнечном — его авторства. Многие недоумевают, как в 70-е годы, когда архитектура была «рациональной» и повсеместно практиковалось железобетонное панельное домостроение, в провинциальном Иркутске вдруг был совершен такой архитектурно-градостроительный прорыв. Как удалось властям и согласующим органам услышать архитектора? Я считаю, что помимо исторических, деревянных строений, эти здания нужно сохранять, приводить в порядок, и тогда они станут настоящим достоянием.
Сейчас в Иркутске восстанавливают уникальный объект — Курбатовские бани, закрытые в 80-е годы. Я помню это заведение. В студенчестве мы с друзьями ходили туда после получения стипендии. Там можно было попариться, пообщаться в непринужденной обстановке, рассказывать анекдоты. Что еще студенту надо? Да, тогда уже они были неопрятными, нуждающимися в ремонте — нам, как начинающим архитекторам, это было заметно. Я видел проект восстановления, довольно удачный. Нужно отдать должное заказчику: объект выполнен с хорошим строительным качеством, площадь дополнили иными зданиями — продолжением в условно историческом стиле. Восстановлены интерьеры вестибюльной группы, в остальных помещениях созданы авторские интерьеры. Это не реставрация памятника, а все-таки возведение нового строения, выполненного с бережным соблюдением стилистики проекта. Хороший пример второй жизни старинного здания. Я, как архитектор приветствую такие эксперименты. Жить без развития, без модернизации зданий и архитектурной среды— это не путь Иркутска, по моему мнению.
Бани Курбатова и Русанова воссоздаются на средства компании Эн+, основанной Олегом Дерипаской. Предприниматель уверен, что для развития Сибири следует активно заниматься вопросами инфраструктуры. Сегодня воплощаемые в жизнь масштабные инвестиционные проекты холдинга способствуют созданию комфортной городской среды, развитию туризма, укреплению экономики территории.
Что же касается восстановления здания Востсибугля (восстановлением займется компания Эн+, прим. авт), то в данном случае объект не является культурным наследием, это больше символ эпохи поствоенной архитектуры, знаковый объект, любимый горожанами. Уверен, амбиции заказчика и способности проектной организации доведут объект до логического конца.

Если многие современные объекты перенести в другой сибирский город и сфотографировать, никто не отличит. Хотя есть хорошие приёмы, когда новая архитектура внедрена в исторический фон, но и неудачных примеров много. Мы обсуждаем эту тему в своем архитектурном сообществе. Это не только проблема архитекторов, это зависит от экономических условий, заданий заказчиков, их амбиций, параметров земельных участков. Любой застройщик вправе выжимать, к сожалению, из своего участка максимум. А задача архитектора- создать достойный, гуманный, уместный проект. Но это проблема не только Иркутска, но и всей страны, и даже мира. Если открыть архитектурные журналы, можно увидеть, что архитектура стала универсальной. Есть, конечно, авторские проекты, но это маленькое чудо.
Светлана Воронина, художник: «После того, как поездила по стране и миру, поняла уникальность Иркутска»
Последние шесть лет главная тема моих работ — «Иркутские ангелы». Персонажи моих картин пролетают над узнаваемыми иркутскими зданиями — над бывшим инязом, Русско-Азиатского банка, драмтеатром имени Н.П. Охлопкова. Я воспринимаю их как ангелов-хранителей города.
В юности не особо всматривалась в иркутские улицы — хотелось скорее вырваться из родного города и уехать. Я училась в Академии художеств в Ленинграде, жила в Москве… И только после того, как пожила там, поездила по стране и миру, поняла, какой все таки уникальный Иркутск! Здесь представлены все виды архитектуры. У нас очень самобытный город, порой я гуляю по центральным улочкам и наслаждаюсь. У нас интересные кирпичные постройки, на их облик повлияли и торговые отношения с Востоком, и бурятские мотивы.
Еще одну уникальную постройку Иркутск получит в обозримом будущем на Цесовской набережной. Здесь будет построен жилой квартал от известнейшего и почитаемого во всем мире архитектора Кенго Кума. Амбициозный проект является инициативой Эн+. Его особенность заключается в том, что выход к реке будет открыт для всех, а на берегу Ангары в теплом контуре появятся многочисленные общественные пространства.
Деревянные дома, несмотря на то, что выглядят уже пожившими старичками, очень уютные. Очень мало городов сохранили эту самобытность.
Есть ли у меня любимые здания в городе? Мне очень нравится усадьба Катышевцевых-Плетюхина, там великолепно и бережно сохранен фасад. Люблю классицизм, Белый Дом — образец гармонии, дома вдоль набережной, бульвара Гагарина. Люблю стиль «модерн». Мне посчастливилось учиться в училище искусств на Карла Маркса (сейчас там музыкальный колледж) — это одно из моих любимых зданий в этом стиле. Оно построено по проекту петербургского архитектора Вильяма Иогансена. Из современных зданий мне нравится новый Ледовый дворец «Байкал» — стильный, радует глаз, с подсветкой, его видно со всех сторон, хорошо вписался.
Все, что возможно восстановить, надо восстанавливать. Отлично, что сейчас взялись за реконструкцию Курбатовских бань. Это такое колоритное место. Хочется, чтобы крупные компании чаще брались за восстановление архитектурных памятников. Знаю, что будут реконструировать и здание «Востсибуголя». Это пример сталинской архитектуры и эти строения — портрет времени, который важно сохранить для истории города.
Элина Халтанова
Журналист IRK.ru
Поделиться
Источник:
ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШИ СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ
Контакты для СМИ
Дирекция по связям с общественностью
+7 495 642 7937
press-center@enplus.ru